Страницы:

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12


«Сцены из деревенской жизни («Дядя Ваня»)»
Серебряков — Алексей Левинский

Оккупация — милое дело

«Театральная афиша»

Если вы окончили школу еще при Советской власти, помните песню из к/ф «Последний дюйм», срывались с друзьями в окраинные ДК на Феллини, Куросаву и Анджея Вайду — то безумно влюбитесь в этот полуторачасовой камерный спектакль. Спасенья нет, он влезет в душу, пробудит воспоминания, вплетет их в действие — и вы, волнуясь, дрожа, смеясь, увидите спектакль про себя. В основе — сбивчивый женский монолог, отпечатанный на машинке 20 лет назад и присланный вдруг в литчасть театра автором Татьяной Орловой. Играет Лилия Загорская. Перед нами странная женщина-девочка с жестковато умным взглядом, на которой, кокетливой шляпочкой из фетра, лыжными штанами юного пионера и детсадовской марлевой юбочкой из-под бомжового пальто с помойки, повисла вся ее судьба. Учеба на филфаке, нищета, психушка, интеллигентские радости от книг, мелодий и фильмов, черная работа, нелады с взрослым сыном, опять психушка, опять нищета… Вы жили иначе, но были неподалеку. Героиня Лилии Загорской как будто глядит из детства, в котором осталась навсегда, — из сытого детства в ГДР, где в составе ограниченного контингента наших войск (по-нынешнему — оккупантов), служил папа, и где на диковатое советское дитя сочувственно взирали гладкие немки, уговаривая хотя бы причесаться.
По узкому проходу зала как по вагону, покачиваясь и громыхая сапогами, то и дело топочут военные с чемоданами шмоток и рулонами ковров: везут домой уют из ГДР. А в глубине сцены, на допотопном, как из сельского клуба, экране идут и идут ряды таких же статных солдат и офицеров, мелькают фрагменты знакомых фильмов, и все бежит, шепча «додеска-ден, додеска-ден», страшноватый японский мальчик-дурачок — ведет свой невидимый трамвай в никуда. Вам покажут полковой концерт с песнями и плясками, красивая толстая Ирка (Ольга Бешуля) с чувством споет «Любви моей ты боялся зря», татуированная зечка в кофточке белой (Наталья Рожкова) потрясающе исполнит «Давай закурим!». А за спиной главной героини вдруг замаячит незримый образ великой и ужасной Родины-уродины, единственной, неповторимой, как и вся наша маленькая жизнь.

Елена Левинская, 11.11.2011